четверг, 1 мая 2014 г.

95 ЛЕТ ТОМУ НАЗАД: РАЗИН С ВАТАГОЙ, ЛЕНИН И КНЯЖНА



Александр Артёмов

95 лет тому назад, 1 мая 1919 года, на Красной площади в Москве, на Лобном месте, где, по легенде, был казнён Степан Разин (на самом деле его четвертовали на Болотной площади, а с Лобного места 6 июня 1671 года оглашался приговор) был открыт памятник знаменитому мятежному атаману. Автором композиции стал Сергей Конёнков, ещё до революции прозванный "русским Роденом". Художник рассказывал, что большие споры в процессе создания произведения вызвал вопрос — надо ли изображать в скульптурной группе пленную персидскую княжну, согласно преданию, брошенную атаманом в Волгу?

«Я пошёл в Совет казачьих депутатов. Председателем там был Макаров — дельный парень, уважаемый среди казаков человек. Объяснил ему, в чём моя просьба: так, мол, и так, нужны мне твои донцы-молодцы, чтобы было с кого снимать обличье Разина и его ближайших друзей.
— А кто его ближайшие-то друзья? — хитровато сощурившись, спросил Макаров.
— Про то тебе и казакам лучше знать... — пошёл я ему навстречу.
— Верно. То память наша — донских казаков. А были в его челне, как про то деды сказывали, рулевой Ефимыч, Митрич Борода, есаул Васька Ус, Петруха Губанов, татарин Ахмет Иванович…

— Товарищ председатель Макаров, а как же ты княжну-царевну не вспомнил? — подал голос бородатый рослый воин. — Тут-то Степан Тимофеевич и показал свой характер. Ради святого товарищества навек расстался с красавицей.
Макаров откомандировал в моё распоряжение полное отделение — десять казаков: и молодых, и почти безусых, и бородатых ветеранов. Между нами шёл долгий упрямый спор. Молодые говорили:
— Зачем Разина — революционного героя — в компании с бабой изображать?

На это им бородатые витязи Октябрьской революции повторяли свой тезис:
— Степан Тимофеевич сказал: «Ничего не пожалею ради дружбы казацкой, ради товарищества», так и поступил, а раздор-то был из-за бабы, этой самой персидской княжны.
Так в композиции «Степан Разин с ватагой» волею красных казаков-ветеранов оказалась персидская княжна».
Конёнков продолжал свой рассказ: «И Степан Тимофеевич, и его ближайшие сподвижники были вырублены из сосновых кряжей, а княжна отлита из цемента... Намечали на некоторое время установить скульптурную композицию на Красной площади для всенародного осмотра, а потом поместить в музей. Разин со своим окружением настолько увлёк меня, что я шаг за шагом уходил от монументальности к психологической многоплановости. В результате вышло то, что должно было выйти,— скульптурная композиция, рассчитанная на круговой обзор в музейном зале. И масштаб, и материал (дерево), и характер моделировки — всё для восприятия в интерьере. Но впервые москвичи увидели «Разина с ватагой» на лобном месте Красной площади в ясный тёплый день 1 мая 1919 года... Важно было напомнить массам о выдающихся народных борцах. Как и ожидали, открытие памятника Степану Разину вылилось в большое событие».

Митинг по случаю открытия памятника открыл сам Конёнков. Выступали вожди большевиков, донские, терские и оренбургские казаки. А потом появился глава Совнаркома. Конёнков: «Никогда не забыть мне, как шёл Владимир Ильич к лобному месту. Он был без пальто, в своём обычном костюме. Ликующая толпа, словно по мановению волшебной палочки, расступилась перед ним, образуя широкий коридор через всю площадь».

Владимир Ильич, в частности, сказал:
— Это Лобное место напоминает нам, сколько столетий мучились и тяжко страдали трудящиеся массы под игом притеснителей... Этот памятник представляет одного из представителей мятежного крестьянства. На этом месте сложил он голову в борьбе за свободу. Много жертв принесли в борьбе с капиталом русские революционеры. Гибли лучшие люди пролетариата и крестьянства, борцы за свободу, но не за ту свободу, которую предлагает капитал, свободу с банками, с частными фабриками и заводами, со спекуляцией. Долой такую свободу, — нам нужна свобода действительная, возможная тогда, когда членами общества будут только работники. Много труда, много жертв надо будет положить за такую свободу. И мы сделаем всё для этой великой цели, для осуществления социализма. (Бурные аплодисменты.)

Скульптурная группа простояла на площади недолго, всего 25 дней. Затем «Разина с ватагой» перенесли в музей.
Разумеется, среди либерально-белогвардейских кругов почитание разбойника, атамана голытьбы Степана Разина в красной России вызывало многочисленные насмешки и издёвки. Культ Разина либералы противопоставляли пришедшему с Запада учению Маркса. Либеральный журнал «Новый Сатирикон» в 1918 году на карикатуре сопоставлял памятники Разину и Карлу Марксу. Маленький Маркс скромно притулился в тени огромного, самоуверенно подбоченившегося колосса Разина. Маркс говорит: «Мы с Разиным, кажется, не похожи друг на друга, но как нас поразительно смешивает добрый русский народ...» Впрочем, над памятниками Марксу в РСФСР либеральная пресса тоже вдоволь потешилась. Газета «Чёртова перечница» летом 1918 года смеялась: «Поставлен памятник Карлу Марксу в Елабуге. Население приносит жертвы, мажет губы мёдом и поёт около памятника подблюдные песни». А по поводу намерения установить на советские деньги памятник Марксу на его могиле в Лондоне журнал «Новый Сатирикон» ядовито отмечал: «В этом проекте много здравого смысла и истинной любви к покойному. А именно: так как Марксу, по милости большевиков, придется еще не один раз перевернуться в гробу, то во избежание этого и ставится на могилу русский памятник. Придавят — не перевернёшься». Уже в 1921 году в одном из очерков известного сборника Аркадия Аверченко «Дюжина ножей в спину революции» иностранец со страхом, смешанным с любопытством, спрашивает у русского эмигранта: «Правда ли, что разбойнику Разину поставили на главной площади памятник?».

P. S. Почитание революционера Степана Разина в РСФСР имело одно несколько неожиданное последствие. В 1922 году в его честь был назван... пивоваренный завод.

Этот завод существует и поныне. Радоваться ли такой популяризации имени бунтовщика — вопрос, мягко говоря, спорный...

Комментариев нет:

Отправить комментарий