пятница, 27 сентября 2013 г.

ВОВЧИК БОЛЬШОЙ О НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕЕ



Александр АРТЁМОВ

Президент России Владимир Путин выступил на пленарном заседании клуба "Валдай". По словам президента, национальная идея не появится, если государство не станет над этим работать, самоустранится. Именно это, по мнению Путина, происходило в 90-е годы и было выгодно той части национальной элиты, которая "предпочитала воровать". Россия, заявил Путин, не может двигаться вперёд без культурного и духовного самоопределения. При этом ей не подходят три типа идеологии. Первый из них - идеология советского времени, от которой общество ушло навсегда. Второй - монархизм и фундаментальный консерватизм тех, кто идеализирует дореволюционную Россию. Наконец, третий тип идеологии, неприемлемой для России, - это западный ультралиберализм.

И почему наша постмодернистская реальность так часто заставляет вспоминать постмодернистские романы Пелевина? Причем не только его новые сочинения - это было бы ещё понятно - но и старые, "лихих 90-х годов", тоже.

Новейшая речь Путина - это же просто вольное переложение рассуждений Вовчика Малого из пелевинской "Генерации "П":

"Когда машина затормозила у светофора, Вовчик Малой поднял на Татарского маленькие невыразительные глаза. Непонятно было, отчего его называли "малым", - он был мужчиной крупных размеров и изрядного возраста. Его лицо было типичной бандитской пельмениной невнятных очертаний, не вызывавшей, впрочем, особого отвращения. Оглядев Татарского, он сказал:
- Короче, ты в русскую идею въезжаешь?
Татарский вздрогнул и выпучил глаза.
- Нет, - сказал он. - Не думал на эту тему. [...]
- Скажи, Ваван, когда ты за границей бываешь, унижение чувствуешь?
- Я там не был никогда, - признался Татарский.
- И молодец. Потому что поедешь - почувствуешь. Я тебе точно говорю - они нас там за людей не считают, как будто мы все говно и звери. То есть когда ты в каком-нибудь "Хилтоне" весь этаж снимешь, тогда к тебе, конечно, в очередь встанут минет делать. Но если на каком-нибудь фуршете окажешься или в обществе, так просто как с обезьяной говорят. Чего, говорят, у вас крест такой большой - вы что, богослов? Я б тебе, бл&дь, такое богословие в Москве показал...
- А почему такое отношение? - перебил Ханин. - Мнение есть?
- Есть, - сказал Вовчик. - Всё потому, что мы у них на пансионе. Их фильмы смотрим, на их тачках ездим и даже хавку ихнюю едим. А сами производим, если задуматься, только бабки... Которые тоже по всем понятиям ихние доллары, так что даже неясно, как это мы их производить ухитряемся. Хотя, с другой стороны, производим же - на халяву-то никто не дал бы... Я вообще-то не экономист, но точно чувствую - дело гнилое, какая-то тут лажа зарыта.
Вовчик замолчал и тяжело задумался. Ханин собирался что-то вставить, но Вовчик вдруг взорвался:
- Но они-то думают, что мы культурно опущенные! Типа как чурки из Африки, понимаешь? Словно мы животные с деньгами. Свиньи какие или быки. А ведь мы - Россия! Это ж подумать даже страшно! Великая страна!.. Короче, я тебе сейчас ситуацию просто объясню, на пальцах. Наш национальный бизнес выходит на международную арену. А там крутятся всякие бабки - чеченские, американские, колумбийские, ну ты понял. И если на них смотреть просто как на бабки, то они все одинаковые. Но за каждыми бабками на самом деле стоит какая-то национальная идея. У нас раньше было православие, самодержавие и народность. Потом был этот коммунизм. А теперь, когда он кончился, никакой такой идеи нет вообще, кроме бабок. Но ведь не могут за бабками стоять просто бабки, верно? Потому что тогда чисто непонятно - почему одни впереди, а другие сзади?.. И когда наши русские доллары крутятся где-нибудь в Карибском бассейне, - продолжал Вовчик, - даже на самом деле не въедешь, почему это именно русские доллары. Нам не хватает национальной и-ден-тич-ности...

Последнее слово Вовчик выговорил по складам.

- Понял? У чеченов она есть, а у нас нет. Поэтому на нас как на говно и смотрят. А надо, чтобы была чёткая и простая русская идея, чтобы можно было любой суке из любого Гарварда просто объяснить: тыр-пыр-восемь-дыр, и нефига так глядеть. Да и сами мы знать должны, откуда родом.
- Ты давай задачу ставь, - сказал Ханин и подмигнул Татарскому в зеркальце. - Это ж мой главный криэйтор. У него минута времени больше стоит, чем мы с тобой вместе в неделю зарабатываем.
- Задача простая, - сказал Вовчик. - Напиши мне русскую идею размером примерно страниц на пять. И короткую версию на страницу. Чтоб чисто реально было изложено, без зауми. И чтобы я любого импортного пидора - бизнесмена там, певицу или кого угодно - мог по ней развести. Чтоб они не думали, что мы тут в России просто денег украли и стальную дверь поставили. Чтобы такую духовность чувствовали, бл&ди, как в сорок пятом под Сталинградом, понял?
- А где я её... - начал Татарский, но Ханин перебил:
- А это уж, родной, твоё дело. Сроку у тебя день, работа срочная. Потом ты мне для других дел нужен будешь..."
Теперь-то понятно, почему пелевинского персонажа называли "Малым" - Вовчик Большой в те дни тоже носил малиновый пиджак и брюки фирмы "Адидас", а также портфель с бумагами Профессора (криминальное погоняло - Собчак), но особенно широко предпочитал не светиться.

А чем заканчивается поиск Вовчиками, большими и малыми, национальной идеи, у Пелевина тоже хорошо описано, "без зауми":

"- Завалили Вовчика.
- Как? - откинулся Татарский на стуле.
- А очень просто, - сказал Ханин. - У него вчера стрелка была с чеченами. Как раз возле твоего дома, кстати. Он на двух машинах подкатил, с бойцами, достойно всё. Думал, как у людей будет. А эти гады за ночь окоп вырыли на холме напротив. И, как он подъехал, долбанули из двух огнемётов "шмель". А это вещь страшная. Даёт объёмный взрыв с температурой две тысячи градусов. У Вовчика машина бронированная была, только она ведь от нормальных людей бронированная, а не от выродков..."

Комментариев нет:

Отправить комментарий