понедельник, 9 сентября 2013 г.

ПРОКОПЬЕВСК-МОСКВА. ВАХТА У ПОДЪЕЗДА ПРЕЗИДЕНТА



Александр ЗИМБОВСКИЙ

  
Протестуешь - к бомжам

Вера Шихова и Галина Ануфриева, женщины из шахтёрского города Прокопьевска Кемеровской области, жили на скамейке в сквере у Администрации Президента РФ (метро "Китай-город") более двух месяцев. Чиновники равнодушно проходили мимо них, так же равнодушно отмахивались от них и те чиновники, к которым они обращались сами.

Хотя нет, иногда реакция была. Так, 20 августа, сотрудники ОВД Китай-город и так называемого социального патруля схватили одну из участниц пикета - Галину Ануфриеву, повозили её, то ли для порядка, то ли для заметания следов по городу, а затем закинули в Люблино, в спецприёмник для бомжей.

Порядки в данном замечательном заведении будят в памяти описание обращений с бродягами на родине либерализма - в викторианской Англии (а именно - постояльцам "социального приюта" позволено оставаться в помещении только ночью, всё остальное время они "гуляют" во дворе, с избытком получая все причитающиеся погодные условия, во дворе нет даже навеса). Покинуть данное заведение "клиенты" не имеют права, точнее, возможности. Как можно лишать человека свободы на неопределенно долгий срок безо всякого решения суда – вопрос интересный. Впрочем, на то у нас и буржуазная демократия, что чем меньше у человека денег и собственности – тем меньше у него прав, а если оных денег совсем нет, то и прав соответственно.

Впрочем, история Ануфриевой закончилась относительно благополучно (по сравнению с другими постояльцами спецприюта), её выпустили из концлагеря для бездомных тем же вечером, после визита корреспондента "Скепсиса". Затем, 23 августа, пытались забрать Шихову. Её отбили прохожие.

Естественно, принятие таких мер к двум женщинам, добивающимся элементарных, самых простых, гарантированных законом прав (а именно - права на обследование, получение достоверного диагноза, бесплатное посттравматическое лечение, компенсации причинённого здоровью вреда) кажется чиновникам более логичным, чем удовлетворение их требований.



Товарищ, не в силах я вахту стоять

История Галины Ануфриевой напоминает сюжет одной песни, пришедшей из "России, которую потерял Говорухин", а потом которую все мы, к величайшему несчастью большинства и к величайшему богатству меньшинства, отыскали. Помните - "Товарищ, не в силах я вахту стоять, - сказал кочегар кочегару". Слышали в детстве. Думали, метафора. Ага.

В общем, Ануфриева, а её работа состояла в том, чтобы сгребать лопатой с транспортёра породу и кидать на него обратно свалившийся с ленты уголь, почувствовав неладное, сначала обратилась за больничным в медпункт, потом попыталась отпроситься на день у начальника. Ей отказали. Потом её нашли. К счастью, ещё живой, просто с инсультом, который не признан до сих пор. Работодатель отрицает связь произошедшего с работой на шахте. Право на компенсации за Галиной никто не признает.


Экономика должна быть экономной

Вера Шихова также тяжело больна. Ещё в 90-х её кинули на зарплату. Она выиграла суд у работодателя, тот вроде даже повёз ей деньги, но тут в нём возобладало такое любимое либералами качество, как чувство хозяина, он набросился на Шихову и начал ломать шею. Со своей задачей он почти справился. Потом медики, поставившие диагноз - разрыв межпозвонковых дисков, перелом Т2, удивлялись, как Вера осталась жива. В воротнике цанса она ходит до сих пор. Уголовное дело в отношении работодателя так и не дошло до суда. Впрочем, Шихову привела на площадь не её беда, а беда её сына, Александра Шихова.

Дело в том, что 1 августа 2010 года канат, которым Александр прикрепил вагон к лебедке, лопнул (известно, что столь любимое либералами чувство рачительного хозяина заставляет экономить и на людях, и на смене инвентаря). Александра захлестнуло за ногу обрывком каната, подняло в воздух, прокрутило и шваркнуло о бетонное покрытие. В больницу Александра, кстати, везли не на скорой, хотя скорая на шахте дежурит, а чтобы скрыть получение травм на рабочем месте, на обычной легковой машине. Представляете, засунуть изломанного человека на сиденье легковушки! По словам матери, когда его довезли, у него сапоги были доверху полные крови.

Как показали потом независимые экспертизы, у Александра было семь переломов в грудном отделе позвоночника, черепно-мозговая травма, травматическое заболевание головного мозга, инсульт, выпадение грыжи, разорваны связки с обеих сторон левого коленного сустава. Больница же, в которую Шихова доставил работодатель, поставила диагноз - рвано-ушибленная рана левого коленного сустава - и всё. В настоящее время Александр Шихов является инвалидом, практически не способным к самостоятельному передвижению и полностью неспособным к самостоятельной трудовой деятельности. Однако группа инвалидности до сих пор не установлена (несмотря на то, что Шихова добилась судебного решения, обязывающего медико-социальную экспертизу установить группу инвалидности), в амбулаторной карте значится - трудоспособен. Об адекватной компенсации вреда здоровью, о лечении за счет работодателя тоже говорить не приходится.


Пока готовился материал

Галина Ануфриева вернулась домой. Сейчас Вера Шихова дежурит напротив Администрации Президента одна.
Дополнительная информация:
8-905-537-22-99 / 8-916-737-10-33 – Александр Зимбовский

Комментариев нет:

Отправить комментарий