пятница, 8 ноября 2013 г.

КОГДА КИБАЛЬЧИЧАМ НЕ ДАЮТ ЗАНИМАТЬСЯ НАУКОЙ, ИМ ПРИХОДИТСЯ ЗАНИМАТЬСЯ РЕВОЛЮЦИЕЙ



Александр АРТЁМОВ

Переживаемая нами эпоха Реставрации, или открытой контрреволюции, в очередной раз откровенно показала своё очаровательное мурло. С исторической точки зрения, почти одновременно были приняты два государственных решения: "вернуть всё" церкви (даже то, что ей никогда не принадлежало, но имеет "религиозное предназначение") и "отобрать всё" у Академии наук.

Хотя чему тут удивляться? Общество после 1991 года переживает то, что в биологии называется регрессивной эволюцией. Вспомним из школьного курса: когда свободноплавающий червяк становится червём-паразитом или сидячим организмом, его строение резко упрощается. Отмирают органы передвижения, становится ненужным мозг, развитая нервная система, исчезает зрение и большинство органов чувств. Остаётся только рот, чтобы заглатывать пищу, и кишечник. Со стороны - грустное зрелище! Но червяк на свою судьбу вовсе не жалуется, он сыт и вполне доволен собой и своей участью.

Вот примерно такую эволюцию переживает и наше общество за последнюю четверть века. Исчезли органы передвижения - автопромышленность, авиастроение... Отмирает ставший ненужным мозг, исчезает зрение. Говоря коротко, атрофируется всё - легче сказать, что остаётся. Сохраняется только аналог пищеварительной Кишки - проходящая через всю страну грандиозная Труба, по которой движутся нефть и газ. Всё остальное регрессирующему обществу-червяку не нужно. Элита происходящим вполне довольна...

А чтобы отмирающие органы - мозг, нервы, мышцы и т. д. - не взбунтовались и волевым усилием не повернули этот процесс назад, в обществе действуют специальные говоруны, в рясах и без. Говоруны объясняют и оправдывают происходящее. Скажем, почему уничтожается промышленность? А она стала "нерентабельной". Протоиерей Всеволод Чаплин недавно публично выразил сожаление, что гайдаровским реформаторам не хватило смелости закрыть всю вообще "нерентабельную" советскую промышленность: "Нужно было сразу прикрыть все советские заводы... была бы решена проблема уничтожения нежизнеспособной промышленности".

А зачем низводятся до уровня церковноприходской школы образование, наука, культура... - словом, мозг? Говоруны отвечают: всё это было непомерно раздуто и тоже "нерентабельно", поэтому подлежит "оптимизации". А почему выпали зубы, то есть оборонные органы? "Либералы" отвечают: потому что не от кого стало обороняться, кругом - сплошные друзья. "Державники" говорят иначе: это были происки враждебных сил, но теперь с этим покончено, будем закупать вставные челюсти за границей. Ну, и так далее...

Правда, со временем, по мере отмирания общественного мозга, и сами говоруны сделаются ненужными, ибо уже некому будет что-то объяснять, и некому станет требовать оправданий. Но их "оптимизируют", наверное, в самую последнюю очередь.

Говорунов называют "охранителями", хотя по сути это название неверно - ибо что же они охраняют? Они не охраняют, а, наоборот, помогают ликвидировать всё и вся. Это не охранители, а ликвидаторы - точнее, необходимая часть управляющей страной Ликвидационной комиссии. В которую входят самые "разные" силы - именующие себя "советскими", "антисоветскими", "державниками", "либералами", "патриотами", "сталинистами", "антисталинистами", "западниками", "евразийцами"... - в общем, всякой твари по паре. Но вместе они делают общее дело, и на разные голоса оправдывают один и тот же исторический процесс. Просто то, что "либерал" благословляет как "уничтожение нежизнеспособной промышленности", "патриот", наоборот, - рассудку вопреки, наперекор стихиям, - славит, как веху "сколенвставания" и "реиндустриализацию".
(Кстати, стоит задуматься: почему боевики-исламисты, вроде бы не на жизнь, а на смерть воюющие с нынешним государством российским, не избегающие нападений ни на театры, ни на больницы, ни на школы, никогда при этом не посягали на государственное святое святых - т. е. на Трубу?
Да очень просто - потому что, при всей своей непримиримости и презрении к собственным и чужим жизням, они - тоже часть общего процесса деградации и регресса, его порождение. Ибо если Реставрация и сопровождающий её регресс вдруг остановятся и повернут вспять - кто же тогда захочет возвращаться в глухое средневековье с царящими там законами шариата?).

И почему на этом фоне кого-то удивляет намеченная и строго реализуемая "реформа РАН", то есть, попросту говоря, ликвидация отечественной науки? Удивляться приходится скорее тому, что к этой необходимой, назревшей и неизбежной мере приступили так поздно. Конечно, псевдоохранителям, оправдывая эту меру, пришлось попотеть и повертеться. Одни, самые отвязанные, сразу заявили, что учёные, мол, удовлетворяли своё частное любопытство за государственный счёт, и вообще наука обществу не нужна, включая медицину - а если кто-то заболел, то пусть пойдёт в церковь, помолится об отпущении грехов, попьёт святой воды - и всё как рукой снимет. Другие лжеохранители вначале стыдливо бормотали что-то про "борьбу либеральной и силовой башен Кремля", - мол, аццкие либералы замыслили извести отечественную науку, но вот сейчас проснётся силовая башня, взмахнёт державно-патриотическим крылом - и злой морок рассеется. Потом, когда стало ясно, что инициатива погрома и раскулачивания РАН идёт с самого-самого верха, эти "охранители" набрались даже отчаянной смелости что-то протестующе чирикнуть в "защиту российской науки". Не с целью спасения науки, разумеется, а с целью спасения остатков собственных физиономий в глазах своих сторонников. Но, само собой, этого убогого писка никто наверху уже и не услышал...
      

А теперь отвлечёмся немного от первоначальной темы и вспомним один исторический эпизод. (Он уже упоминался – именно в связи с положением российской науки – в одной весьма меткой <a href=http://www.zavolu.info/446.html>статье Игоря Федоровича</a>, которая публиковалась на сайте "За волю!", так что в этом сравнении автор не оригинален). 23 марта 1881 года приговорённый к смертной казни за участие в казни царя Александра II народоволец Н. И. Кибальчич обратился к своим тюремщикам с проектом, который просил передать в... Академию наук. (Ту самую Академию, которую нынче "реформируют" – это чтобы была понятна связь с сегодняшним днём). Речь шла о ракетном летательном аппарате. "Находясь в заключении, за несколько дней до своей смерти я пишу этот проект, – так начинал свою записку Кибальчич. – Я верю в осуществимость моей идеи, и эта вера поддерживает меня в моём ужасном положении. Если моя идея после тщательного обсуждения учёными специалистами будет признана осуществимой, то я буду счастлив тем, что окажу громадную услугу родине и человечеству. Я спокойно тогда встречу смерть, зная, что моя идея не погибнет вместе со мною, а будет существовать среди человечества, для которого я готов был пожертвовать своею жизнью".

Увы, просьба Кибальчича о передаче рукописи в Академию наук следственной комиссией удовлетворена не была, кто-то начальственной рукой наложил резолюцию: "Давать это на рассмотрение учёных теперь (т. е. накануне казни. - Прим. автора) едва ли будет своевременно и может вызвать только неуместные толки". И - проект был на 36 лет похоронен в архивах департамента полиции, и опубликован был лишь в 1918 году, после падения самодержавия. Приговор Кибальчичу и другим террористам-первомартовцам был исполнен 3 (15) апреля 1881 года.

Здесь надо заметить, что бомбы народовольцев делались по самому последнему слову тогдашней науки. А Кибальчич был главным техником боевой организации народовольцев - заведовал лабораторией взрывчатых веществ Исполнительного комитета партии "Народная воля". Но, видимо, в нём не угасала мечта о том, чтобы заниматься наукой ради науки, а не ради политической злобы дня. И успешная казнь царя, а затем собственный арест, как ни странно, в этом смысле "развязали ему руки". "Когда я явился к Кибальчичу, - говорил суду его защитник В. Н. Герард, - меня прежде всего поразило, что он был занят совершенно иным делом, ничуть не касающимся настоящего процесса. Он был погружен в изыскание, которое он делал о каком-то воздухоплавательном снаряде, он жаждал, чтобы ему дали возможность написать свои математические изыскания об этом изобретении. Он их написал и представил по начальству".

Но вот вопрос: а могло ли изобретение Кибальчича пробить себе дорогу в жизнь, если бы молодой учёный изначально бросил революцию и посвятил себя только науке? Едва ли. Вот парадокс: ради того, чтобы, как сказал позднее поэт, "планы, что раньше на станциях лбов задерживал нищенства тормоз" сделались из мечты реальностью, "встали из дня голубого, железом и камнем формясь", требовалась... революция.

Вот и пришлось тогдашним потенциальным учёным и изобретателям вместо "чистой науки" заниматься снаряжением бомб и конструированием "адских машин" по последнему слову техники.

К чему это автор написал? К тому, что сейчас "сберегать науку" в рамках нынешнего общества - стремительно регрессирующего и деградирующего нефтегазового червяка - дело, конечно, благородное... но абсолютно безнадёжное. Ещё более безнадёжное, пожалуй, чем то было 135 лет назад. Ну не нужна этому примитивному кишечнополостному полипу наука, не нужна! Она для него - тяжкая обуза и истинное мучение, как образование для дворянского недоросля Митрофанушки. Зачем наука география? Скажешь извозчику - он свезёт куда надо. То же и со всеми прочими науками...
А современным Кибальчичам, как ни хочется с головой погрузиться в научную стихию, едва ли это удастся. Потому что стихия эта обещает мелеть, мелеть, пока не обмелеет совсем, досуха. И как бы им не хотелось посвятить себя революциям в науке, придётся вместо этого заниматься наукой революции.

Комментариев нет:

Отправить комментарий