понедельник, 18 ноября 2013 г.

ДВА РЕКТОРА - ДВЕ СИСТЕМЫ



Александр АРТЁМОВ

Не так давно ярко заявил о себе ректор Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов (и, между прочим, доверенное лицо Владимира Путина на последних "выборах") академик Александр Запесоцкий. В октябре студентка из Новгорода, подписавшаяся "Ксения Гал.", спросила у него на интернет-страничке "Вопросы ректору", могут ли, по его мнению, студенты позволить себе еду из вузовского кафе.

Ответ ректора был следующим: "У нас нормально и спокойно питаются ежедневно около 3000 студентов. Ценами недовольны около десятка убогих. Нет денег - зарабатывайте. Ваше нытьё стыдно читать. Не хотите работать - поищите себе другой вуз. Езжайте назад в Новгород... И я задам Вам вопрос. На вашу учёбу здесь я должен изыскивать со своей стороны свыше 150000 рублей каждый год. На кой чёрт я должен "вкалывать", обеспечивая пребывание здесь таких ничтожных людей, как Вы? Лично мне-то от Вас ничего не надо. Проблема в том, что такие беспомощные, неспособные люди бесполезны стране. Уходите от нас с богом. Терпеть таких, как Вы, не могу. Зачем Вы вообще живёте? Зачем такие немощи на свет появляются?! Что это за "молодёжь" такая - бессильная, бездарная?! Просто позор".

Эта цитата быстро облетела интернет и собрала немало язвительных комментариев. Писательница Татьяна Толстая назвала господина ректора "свиньёй". После чего его осенила новая гениальная идея: отрегулировать интернет. ""Свобода" там, - заявил он, - оборачивается вакханалией, а это недопустимо. Свобода в электронных сетях используется кучей странных персонажей. Какие-то "студенческие лидеры", депутаты, блогерши сомнительного свойства... Все ищут сенсации, возможности поскандалить, себя любимых "пропиарить", денег на этом наварить. Почти никто не проверяет информацию. Раздувают сплетни, перепечатывают друг у друга глупости. А нормальные люди от всего этого вранья страдают. Уже не знают, где правда, где ложь. Общество дезорганизовано, ему мешают сосредоточиться на реальных проблемах. Так жизнь людей в России превращается в какой-то сумасшедший дом."

Зато сам господин ректор "сосредоточен на реальных проблемах" так, что дальше некуда. Он писал сам о себе: "Я профессор в очень специфической сфере - шоу-бизнес... Я написал первую в стране диссертацию по дискотекам и сам провёл очень много дискотек. В науке это считается включённым наблюдением, педагогическим экспериментом. Так вот, если вы встретите меня в ночном клубе с какой-нибудь юной особой, - знайте: это я провожу научный эксперимент. Наука обязывает меня бывать в ночных клубах, ресторанах, игорных заведениях..." Признаем научный подвиг господина ректора - как в старину учёные прививали себе опасные болезни, чтобы изучить их, так и наш подвижник науки самоотверженно изучает общественные язвы путём личного в них погружения. Наверное, поэтому в честь светила науки г-на Запесоцкого уже названа одна из малых планет Солнечной системы...

Здесь любопытно будет сравнить г-на Запесоцкого, как ректора постсоветской эпохи, с другим (совсем-совсем другим! и да простится мне такое кощунство) академиком Иваном Георгиевичем Петровским - одним из самых ярких ректоров эпохи советской. Иван Георгиевич возглавлял МГУ с 1951 года до своей смерти в 1973 году. Не будем оценивать его как учёного-математика с мировым именем - это отдельная большая тема. Даже не будем оценивать в целом его деятельность как администратора (а кредо Петровского как руководителя выражалось во фразах: "На административную работу можно назначать лишь того, кто её ненавидит. Администратор не может принести пользы! Задача хорошего администратора - минимизировать вред, который он наносит").

Между прочим, Петровский был беспартийным, никогда не состоял даже в комсомоле, да и вообще славился вольнодумством - так, академики при его участии не раз прокатывали на выборах в АН СССР некоторых видных сановников - сравним это с абсолютно бесхребетной, слизнякообразной позицией руководства Академии при последней пресловутой "реформе РАН". Нередко глава МГУ входил в столкновения с партийным руководством университета. Л. И. Брежнев как-то при встрече сочувственно спросил у него: "Скажите, вам очень мешает ваш партком? Если мешает, мы решением ЦК распустим его и объявим новые выборы". Петровский в тот момент мог бы посчитаться со своими оппонентами, но великодушно ответил Леониду Ильичу, что ему важна позиция генсека, а работать он может с любым парткомом.
Однако из всей обширной деятельности ректора Петровского мы затронем только одну небольшую, но очень характерную область: питание студентов.

Вот воспоминания бывшего студента Московского университета Александра Ермакова: "А ещё, как гласят Легенды МГУ, при Академике Петровском в ГЗ [Главном здании МГУ] были введены некоторые существенные элементы коммунистического строя. В столовых ГЗ-шных хорошо кормили, и еда там была дешёвая, студенты за основное меню, разумеется, платили. Но было ещё и дополнительное меню - несколько блюд, которые были вообще бесплатны - суп-баланда, квашеная капуста, чёрный хлеб и горчица, а ещё чай (вот тут, если честно, я не очень понял, был ли бесплатным сладкий чай или несладкий, но всё равно здорово)! То есть фактически, на случай, если у кого совсем уж нету денег, то для него можно было бесплатно отыскать и первое (баланда!), и второе (квашеная капуста!) и третье (чай!) и даже приправу (горчица!).

Понятно, что качество такой еды далеко от французского ресторана, но, во-первых, бесплатно, во-вторых, съедобно, да и полезна квашеная капуста для здоровья... Можно было не отвлекаться на такие глупости, как деньги, подработки, расчёт и перерасчёт доходов-расходов, каждый студент знал, что с голоду не помрёт, и это давало сильную моральную поддержку и поднимало уважение к МГУ и администрации универа... Как говорят в Легендах, придумка о бесплатной еде принадлежала именно что самому Петровскому лично. Не слышал также, когда именно бесплатная еда прекратилась. Скорее всего, это шло постепенно. Какие-то рудименты этого ещё оставались в ГЗ аж до конца 1980-х, но не в основных столовых, а была такая маленькая столовая в зоне "Б", напротив большой столовой в зоне "Б" внизу, сейчас её уже нет, там, кажется, какой-то магазин. Так вот, аж до 1990-го года в той маленькой столовой был бесплатный хлеб, бесплатная горчица, а квашеная капуста стояла в большом таком тазу поодаль от раздачи, правда, не бесплатно, но, заплатив всего одну копейку в кассу, можно было накладывать сколько хочешь".

Из бесплатного меню в столовых Главного здания МГУ при Петровском были ещё, как рассказывают, настой шиповника и дрожжевой напиток, они стояли в графинах на столах.

И только на первый взгляд может показаться странным, что идея внедрить в МГУ элементы коммунизма принадлежала беспартийному ректору...
Впрочем, не всё было так безоблачно и гладко со студенческим питанием в МГУ при Петровском: довелось ректору пережить и "сарделечный бунт"  студентов. Но это тоже поучительная история, из которой невредно извлечь кое-какие выводы в наше время...

Вот как бывший студент Е. Таранов описывал эти события, разыгравшиеся в мае 1956 года. "21 мая студенты обнаружили в буфете несколько килограммов некачественных сарделек. Работники комбината питания не признали обвинений... Студенты объявили бойкот столовой. Секретарь парткома начал говорить, что такие методы борьбы за улучшение работы столовых неправильны, что это не советский метод и т. п. Тогда студенты-филологи 25 мая выставили у столовой на Стромынке пикеты и никого не пустили в помещение. К ним присоединились студенты других факультетов. "Студенты вывесили лозунг: "Если ты не хочешь питаться, как скот, - поддерживай бойкот!"." Студентов примчались уговаривать и увещевать представители РК и МГК КПСС...

Петровский с тревогой говорил потом на заседании парткома: "У нас за последнее время был целый ряд больших неожиданностей. Всё было хорошо. Вдруг забастовка... я не знаю, что может быть завтра. Вообще, это страшно! Мы не знаем обстановки, в которой находимся... Это меня пугает".
Отметим, что уговаривать протестующих студентов кинулось не только руководство МГУ, но и руководители столичного уровня - работники Московского горкома партии. Разумеется, были приняты меры по улучшению качества студенческого питания. Ну, а теперь? Что услышали бы студенты вуза во главе с г-ном Запесоцким, вздумай они протестовать? Перечитаем его оскорбительную отповедь на вполне корректный и вежливый вопрос студентки, и сделаем выводы... А приехал бы кто-нибудь из столичной мэрии, чтобы выслушать жалобы и требования участников бойкота? Смешной вопрос...

Могут, конечно, возразить, что негоже сравнивать одного из лучших ректоров советской эпохи и, мягко говоря, не самого лучшего ректора эпохи постсоветской. Но ведь дело-то, по большому счёту, не в личностях. Просто здесь мы видим две модели отношений университетского начальства со студентами, или, если смотреть шире, "элиты" и "простых людей". Их можно назвать "моделью Петровского" и "моделью Запесоцкого". В советское время преобладала всё-таки "модель Петровского" (не случайно введённые Петровским элементы коммунизма в ГЗ МГУ сохранялись до начала 90-х годов, долгие годы после его смерти), сейчас она чем дальше, тем больше вытесняется "моделью Запесоцкого".

Вообще-то, в истории эта модель отношений "элита-народ" берёт верх не впервые. Например, во Франции XVIII века было немало любителей давать народу советы в духе ректора Запесоцкого. Наиболее известен совет, который приписывают королеве Марии-Антуанетте: "Если у народа нет хлеба, то пусть ест пирожные". Надо ли напоминать, как закончила свои дни эта королева? А был ещё видный сановник Фулон, который при недостатке хлеба советовал беднякам кушать траву. В июле 1789 года, напуганный взятием Бастилии и зная отношение к себе народа, Фулон приказал устроить себе пышные фальшивые похороны. Но это его не спасло - собственные слуги, также ненавидевшие своего хозяина, выдали его крестьянам. Фулону привязали к спине охапку сена ("Пусть жуёт свою траву!") и потащили его в Париж, на народный суд. Толпа простонародья вынесла вельможе смертный приговор, и его вздёрнули на фонаре. Верёвка несколько раз обрывалась, сановник умолял о пощаде, но народ его не пожалел. Голову Фулона после казни отрубили, набили рот сеном, насадили на остриё пики и пронесли по улицам города. А будущий вождь революции Максимилиан Робеспьер холодно и лаконично описал это событие в личной переписке: "Вчера Фулон казнён по приговору народа". Это тоже, в принципе, можно назвать "педагогическим экспериментом с включённым наблюдением", хотя в роли педагога здесь выступает народ.

Увы, Фулонам и Мариям-Антуанеттам нашего дня уроки прошлого не впрок. Так что можно предположить, что и у нас, когда тому придёт черёд, смена указанных исторических моделей будет происходить довольно болезненно.
Но, как говорится, поживём - увидим.

Комментариев нет:

Отправить комментарий