пятница, 8 апреля 2011 г.

ДЕЛО БУЛАВИНОЙ. "МЫ УЖЕ НАШЛИ УСЫНОВИТЕЛЕЙ"...

А. Зимбовский

Первый раз семья Булавиных стала жертвой мерзавцев в 1999 году. Чёрные риэлторы лишили их квартиры в Москве. С 1999 по 2006 год Женя Булавина с матерью жила в дер. Васькино, Чеховского р-на, потом Булавины смогли перебраться в г. Чехов. В 2011 г. владелица той квартиры, которую Евгения Булавина снимала, узнав, что Евгения ждёт ребёнка, через суд сняла её с регистрации. Булавина вместе с гражданским мужем сняла другую квартиру, однако регистрации у неё больше не было, а, значит, не было возможности получить для ребёнка ни медицинский полис, ни пособие.
15 мая 2010 года у Евгении родилась дочь, Маргарита. Вскоре беда пришла к семье снова. Автор материала не имеет доказательств того, что сотрудниками опеки двигали именно коррупционные мотивы. Однако следует отметить, что детозащитники открыто говорили родителям, "мы уже нашли усыновителей для ребёнка". Данное обстоятельство не может не вызвать определенные подозрения.
В любом случае, как пишет в своём обращении в "Горячую линию помощи семьям и детям" сама Булавина: "Местная служба опеки взяла семью под надзор как неблагополучную. Врачи, привлечённые службой опеки, ставили диагноз один веселей другого, что у ребёнка поражение нервной системы, отставание в развитии и так далее. Причём тут же по инициативе службы опеки, ребёнок был отвезён в районную больницу на обследование. Обследовавший её врач, заведующий детским отделением, не выявил каких-либо отклонений в развитии или дефектов. Ребёнку был рекомендован МАССАЖ, не более того". Маловато для спасения ребенка, страдающего от столь серьёзных проблем, не находите?
Опека не успокоилась. Ими снова был привлечён врач, невролог, заявивший, что ребенок нуждается в лечении и обследовании. Следует отметить, что класть ребёнка на новое обследование Евгения не отказывалась, однако, по её словам: "Я предложила (опеке) компромиссный вариант, что после нового года вместе с ребёнком лягу в больницу на обследование".
Иррациональное и необоснованное желание, не так ли. Особенно, если учесть, что мать Евгении погибла как раз в той больнице, куда опека рекомендовала положить ребёнка и как раз в Новый год. Желание матери доверить своего ребёнка медикам, уже после того, как они отойдут от "новогоднего" духа, детозащитники сочли угрозой для жизни малютки.
"23-го декабря ко мне ворвались сотрудники милиции и, как я позже узнала "Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав", не предъявив каких либо постановлений, документов и удостоверений, унесли ребёнка, – рассказывает Евгения. – Меня, Евгению Булавину, мать ребёнка, держали сотрудники милиции, и не дали хоть как-то помешать. Мне заявили, что ребёнок находиться в смертельной опасности, что ему угрожает, откуда, мне сообщено не было.
Повторюсь, мне не было предъявлено никаких постановлений суда, каких-либо комиссий, и каких-либо документов вообще, сотрудница опеки заявила, что ребёнку угрожает смертельная опасность. И на этом всё!"
Евгения обежала местные больницы, и нашла Маргариту в одной из них. "Увидев своего ребенка в боксе одного, исходящего криком, я не выдержала, схватила ребёнка и убежала" – заявляет она. "Похитив" дочь, Евгения скрылась у друзей. После этого возмущённые детозащитники долго звонили гражданскому мужу Евгении, Андрею Тричеву. Они требовали вернуть ребёнка, обещали, что посадят Евгению, самому Тричеву тоже угрожали, правда, уже не уголовным преследованием, а банальной физической расправой. После того, как дед ребёнка, Тричев Александр Георгиевич, обратился на горячую линию ФСБ РФ, а также на телефоны доверия, детозащитники несколько сменили тональность диалога.
"Мне предложили пойти на компромисс, – рассказывает Евгения, – я отдаю ребёнка, и меня положат вместе с ней в больницу". Впрочем, уступчивость детозащитников оказалась "военной хитростью". Сотрудники милиции снова отобрали ребёнка, сама же Евгения была задержана по обвинению в том, что "на улице приставала к гражданам, нарушая общественный порядок". На следующий день мировой судья прекратил производство по данному делу, поскольку доказательства противоправного поведения Евгении суду предъявлены не были.
Тем временем ребёнок был помещён сначала в больницу, потом в Подольский специализированный дом ребёнка. Матери больше не разрешают видеть свою дочь. В настоящее время сотрудниками опеки подан иск о лишении Булавиной родительских прав.
Интересно, что если ранее, во время отобрания, Булавину обвиняли в том, что она ставит жизнь ребёнка под угрозу, лишая его медицинской помощи, то теперь эти обвинения были забыты, их сменили новые. "Булавиной инкриминировано то, что в доме нет специализированного пеленального стола. Коляска ставилась так, что на неё не падает дневной свет, а ребёнок, по мнению сотрудников опеки, имеет право спать при дневном свете", – рассказывает присутствовавшая на суде Марина Поняхина ("Горячая линия помощи семьям и детям").
Суд идёт. Будущие усыновители ждут...

Комментариев нет:

Отправить комментарий