понедельник, 12 августа 2013 г.

ВЕДЬМЫ ЛЕТАЮТ НИЗКО - К ГРОЗЕ



Александр АРТЁМОВ

Говорят, суд южноафриканского королевства Свазиленд недавно принял решение, которое существенно ограничило права местных ведьм и колдуний - отныне им разрешается летать не выше 150 метров над землей. Серьёзные шаги по борьбе с нечистой силой предприняты недавно и в России... Первыми похвальную инициативу проявили власти Воронежской области - они запретили отмечать здесь традиционные детские и языческие праздники - День Нептуна и Ночь Ивана Купалы. Из программы Дня молодежи, который проводился в селе Морозовка, твёрдой рукой вычеркнули русалок, водяных и Бабу-Ягу. На нечистую силу местным властям пожаловались священники и прихожане Русской православной церкви. Один из авторов жалобы, настоятель Свято-Ильинского и Александро-Невского храмов города Россошь отец Роман заявил, что День Нептуна и Ночь Ивана Купалы "нарушают душевный покой прихожан". Отца Романа поддержал и рупор Московской патриархии - протоиерей Всеволод Чаплин, который указал, что переодеваться в языческих богов и духов опасно. Последовал прямой запрет местной администрации...

Дальше - больше. Отныне Нептун со свитой, русалки и прочая подводная "нечисть", которая раньше неизменно сопровождала флотские праздники, исчезнут из программы празднования Дня Военно-Морского флота. На этом, как сообщил "Интерфаксу" представитель ВМФ, также настояла Русская православная церковь. "Трудно не согласиться с нашими гостями (представителями РПЦ)... что языческим персонажам, отсутствовавшим во время Всемирного потопа на борту Ноева Ковчега, не место и на празднике православного морского воинства", - заявил представитель ВМФ.

В общем, если в отсталом африканском королевстве нечистую силу ограничивают только в полётах, то у нас, похоже, её решили ограничить всесторонне - на суше, в воде и в воздухе.

Что ж, христианство не со вчерашнего дня борется с языческими богами греко-римского, а равно и славянского пантеона. В житиях святых можно найти рассказ о подвиге, совершённом епископом Аверкием во II веке: "Взяв попавшийся ему кол, он... отправился к храму Аполлона, где накануне происходил праздник языческий и было принесено множество жертв. В этом храме находилось много драгоценных, прекрасно убранных идолов... Подойдя к храму, Аверкий нашел двери его запертыми; он ударил в них, и они тотчас распахнулись перед ним. Войдя в храм, святой епископ сначала стал поражать главного идола Аполлона, а затем и других. Всех их он сокрушил и разбил на мелкие части. Глухие же и немые идолы, будучи бездушными и не обладая силою, не могли защищаться, когда святой сокрушал их. Только слышался стук от их падения. Жрецы идольские, жившие недалеко от храма, проснулись и, слыша в храме великий стук, не понимали, что это могло значить. Прибежав ко храму, они увидели, что идолы богов их лежали на земле в прахе, а святой Аверкий попирал обломки идолов своими ногами и сокрушал их жезлом."

Но есть одно немаловажное различие между епископом Аверкием и, прости господи, святым отцом Всеволодом Чаплиным. Оно заключается в том, что Аверкий, как и другие деятели раннего христианства, искренне соблюдал ВСЕ положенные христианам правила и запреты, включая обет бедности, а не выбирал из них, как изюм из булки, только некоторые, особо сладкие. Кстати, устроенный Аверкием погром в языческом храме грозил ему весьма серьёзными неприятностями, но местные жители помиловали епископа, не влепили ему даже "двушечки", исходя из того духовного авторитета, который он среди них заслужил. Надо полагать, Аверкий вёл строгий постнический образ жизни, который ему и предписывала его вера, а не жевал на публике, подобно г-ну Чаплину, ветчину в Страстную пятницу. (Вот, кстати, этот живописный эпизод из биографии г-на Чаплина, по рассказу Сергея Пархоменко: "однажды с этим самым Чаплиным в рясе, с большим крестом на груди, мы встретились в буфете. Дело было непосредственно в Страстную Пятницу. И застал я отца Всеволода Чаплина за тем, что он очень широко, знаете, как духовку, открывал рот и надевал свою голову на огромный бутерброд с ветчиной в этом самом буфете. Это было очень смешное зрелище. Я подошёл к нему: "Отец Всеволод, - сказал я, намереваясь его подколоть, - что же вы это делаете в Страстную Пятницу? Ну, как же так? Бутерброд-то, я смотрю, у вас с ветчиной. Тут что-то не так. А на пузе у вас крест, а на плечах у вас ряса. Что это означает?" Отец Всеволод Чаплин не смутился ни одной секунды, поднял на меня один глаз и сказал: "Да вы, батенька, кажется, фундаменталист".)

Интересно, что было бы с г-ном Чаплиным, перенесись он каким-то чудом в те далёкие времена, на место епископа Аверкия? Прежде всего, нет сомнений, что узкая и тесная ряса епископа Аверкия немедленно лопнула бы на его пышных телесах по всем швам. А затем... отчего-то возникает мысль, что г-н Чаплин вовсе не стал бы, рискуя головой, громить храмы господствующей языческой религии, а совсем наоборот - оказался бы в первых рядах ярых обличителей "кощунников" и "богохульников" в лице первых христиан, и потребовал бы, жуя ветчину, строгого наказания для Аверкия - и не жалкой "двушечки", а скорее уж полноценного предания львам. Кстати, и сейчас г-н Чаплин заявил, что закон об "оскорблении чувств верующих", по его мнению, слишком мягок, и уголовные наказания, предусмотренные в нём, нуждаются в усилении.

Владимир Ульянов, между прочим, отмечал, что "христиане, получив положение государственной религии, "забыли" о "наивностях" первоначального христианства с его демократически-революционным духом". Епископа Аверкия язычники за оскорбление их веры простили именно потому, что уважали в его лице носителя "демократически-революционного духа". Ну, а жрецы традиционной языческой религии... хоть их обряды и соблюдали по старинке, но таким уважением они явно не пользовались, что и позволило Аверкию безнаказанно разгромить их храм.

А г-н Чаплин и иже с ним решили, как видно, совместить приятное с полезным. С одной стороны, громить язычников, как святой Аверкий, а с другой, предаваться всевозможным излишествам и тонуть в роскоши, как те же языческие правители его эпохи. Кататься на шикарных автомобилях, так что никого уже не удивляет заголовок в новостях: "Очередной пьяный монах на иномарке сбил прохожих". Жить в необъятных апартаментах, столь роскошных, что даже просыпавшаяся с потолка нанопыль причиняет материальный ущерб на миллионы рублей. Кстати, у Светония находим следующее описание императорского дворца Нерона: "Прихожая в нём была такой высоты, что в ней стояла колоссальная статуя императора ростом в сто двадцать футов; площадь его была такова, что тройной портик по сторонам был в милю длиной; внутри был пруд, подобный морю... В остальных покоях всё было покрыто золотом, украшено драгоценными камнями и жемчужными раковинами; в обеденных палатах потолки были штучные, с поворотными плитами, чтобы рассыпать цветы, с отверстиями, чтобы рассеивать ароматы; главная палата была круглая и днём и ночью безостановочно вращалась вслед небосводу; в банях текли солёные и серные воды. И когда такой дворец был закончен и освящён, Нерон только и сказал ему в похвалу, что теперь наконец он будет жить по-человечески".

Конечно, г-ну Гундяеву с его драгоценной нанопылью до такой роскоши ещё далеко, но приближение идёт стремительно, не так ли?

Ну, а результат такого совмещения - строгости к другим и безграничной мягкости к себе - истории хорошо известен. Этот результат зафиксировал в начале ХХ века поэт Александр Блок в точных словах: "Почему дырявят древний собор? - Потому что сто лет здесь ожиревший поп, икая, брал взятки и торговал водкой".

Но можно снова процитировать и фразу из жития святого Аверкия - только переложить её на современный лад, применить мысленно к нынешней господствующей церкви. Это вам не безобидный панк-молебен Пуссей, от которого ни один предмет в храме не разбился и не пострадал! "Войдя в храм, святой епископ сначала стал поражать главного идола... а затем и других. Всех их он сокрушил и разбил на мелкие части... Только слышался стук от их падения".

Комментариев нет:

Отправить комментарий