понедельник, 4 июля 2011 г.

Политзон не будет. Будут лагеря смерти

Дмитрий Медведев подписал Федеральный закон «О внесении изменений в статьи 73 и 81 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации».
Частью четвёртой статьи 73 Уголовно-исполнительного кодекса РФ установлен перечень наиболее общественно опасных составов преступлений, в том числе террористической направленности, за совершение которых осуждённые направляются для отбывания наказания в соответствующие исправительные учреждения, расположенные в местах, определяемых федеральным органом уголовно-исполнительной системы.

Федеральным законом предусматривается дополнение указанного перечня следующими составами преступлений: участие в вооружённом формировании, не предусмотренном федеральным законом; организация экстремистского сообщества; организация деятельности экстремистской организации (часть вторая статьи 208, статьи 2821 и 2822 Уголовного кодекса Российской Федерации).

Кое-кто, не особо вчитавшись в документ, решил, что создаются особые лагеря для политзаключенных. Кто-то даже вздохнул с облегчением: сидеть, мол, теперь будет легче, всё ж не с уголовниками.

Однако не спешите радоваться. Это не специальные лагеря создаются для политических - террористов и участников незаконных вооруженных формирований. Это просто к перечню статей, с которыми можно будет отправлять в особые лагеря, добавили составы 282-прим и 282-два-прим. То есть по действующему законодательству террористов шпионов и диверсантов можно было отправлять куда угодно, хоть в самые отдалённые уголки РФ, хотя всех остальных осуждённых закон велит сажать по месту жительства, в своём же регионе. А теперь к террористам приравняли и организаторов экстремистского сообщества.

Но об отдельных-то лагерях ничего в законе нет! Так что ситуация складывается следующим образом: террористов, участников НВФ, организаторов экстремизма будут отправлять не в отдельные, а в СПЕЦИАЛЬНЫЕ лагеря, с особыми условиями содержания. И не ищите такие формулировки как «специальные» колонии в УПК-УИК. Их там нет. А спецлагеря есть.

Эти спецлагеря и спецтюрьмы появились ещё при Советской власти, в виде эксперимента. Тогда они официально именовались как ЕПКТ – единые помещения камерного типа или ЛПУ – локально-профилактические участки. Смысл эксперимента в том, чтобы физически, психологически и морально сломить человека, полностью разрушить в нём личность, сделать его абсолютно покорным рабом системы, бездумно выполняющим любые приказы любого начальства.

Но так как физическое насилие над заключённым со стороны администрации является формально уголовным преступлением, то в целях эксперимента в начале 80-х годов прошлого века, в Соликамской колонии «Белый лебедь» было создано ЕПКТ, в котором функции надзирателей выполняли такие же осуждённые только готовые за досрочное освобождение избивать, опускать и всячески терроризировать остальных заключённых. Этакий аналог сталинской «самоохраны» или капо из фашистских концлагерей.

Примерно такой же режим, если не хуже, был организован в «показательной» Елецкой тюрьме. А также в ряде колоний – в тогдашнем Свердловске, в городе Ивделе, Свердловской области, в Мордовии. Эксперимент вполне себе удался: ссученный спецконтигент зэков вовсю калечил и убивал своих же собратьев по несчастью, а довольное начальство принимало поздравления и непрерывные комиссии, не перестававшие удивляться необычайно высоким показателям дисциплины в этих учреждениях.

Сейчас эксперимент закончен и стал официальной внутренней политикой Главного управления исполнения наказаний. Теперь эти методики активно внедряются в колониях Саратовской области, Пермского края, во всех без исключения колониях Мордовии, Ставропольского края, Челябинской области и многих других местах. В планах российских тюремщиков сделать все места заключения пыточными спецтюрьмами с невыносимым красным карательным режимом. Издержки такого процесса никого не интересуют.

Вот в подобные места заключения и будут теперь отправлять политических. И не только террористов, но и всех, кого власть посчитала экстремистом и решила уничтожить. Теперь по закону.

Павел Люзаков

Комментариев нет:

Отправить комментарий