среда, 27 июля 2011 г.

Возвращение берсеркера

Александр Артёмов

Мир продолжает обсуждать двойной теракт норвежца Андерса Брейвика, в результате которого, по последним данным, погибли 97 человек. Из обширного интернет-манифеста террориста следует, что таким образом он боролся со сторонниками "мультикультурализма" и неограниченной иммиграции в Европу мусульман.
У древних скандинавов существовали особые воины - берсеркеры, перед битвой приводившие себя в состояние неистовой ярости. Они не признавали доспехов, сражаясь обнажёнными по пояс, и отличались нечувствительностью к боли. Берсеркеров побаивались даже собратья-викинги, поэтому жили они отдельно.
У писателя-фантаста Роберта Шекли в одном из рассказов описано воображаемое возвращение берсеркеров:
"Прямо посреди заполненного прохожими тротуара остановился человек. Он бессмысленно смеялся. Люди начали сторониться его. Ему было лет пятьдесят... он носил твидовый солидный костюм, очки и был немного полноват. Он нёс небольшой портфель и выглядел в точности как десять миллионов других деловых людей. Внезапно он перестал смеяться. Он раскрыл молнию на портфеле и вытащил два длинных, слегка изогнутых кинжала. Портфель полетел в сторону, за ним последовали очки.
— Берсеркер! — закричал кто-то.
Мужчина, сверкая кинжалами, бросился на прохожих. Послышались вопли ужаса, толпа расступилась перед ним.
— Берсеркер, берсеркер!
— Вызовите полицию!
— Берегитесь, берсеркер!..
Появились полицейские в голубой форме, шесть или восемь человек, в их руках блестел металл оружия.
— Всем лечь! — закричал один из них. — На землю! Всем лечь!..
Трое полицейских выстрелили одновременно, их пистолеты выбросили бледные желтоватые лучи, вспыхнувшие красным, когда они вошли в тело берсеркера. Он закричал, одежда на нем задымилась, он попытался убежать. Луч ударил прямо в его спину. Он бросил оба кинжала в полицейских и рухнул на тротуар. Рядом, шумя винтами, приземлился каптер скорой помощи, в него погрузили тело берсеркера и получивших ранение прохожих...
Толпа начала рассасываться. Блейн поднялся на ноге и отряхнулся.
— Что это было? — спросил он.
— Вот глупый, это же берсеркер, — сказала девочка с веснушками. — Ты что, не видел?
— Видел. И много здесь таких?
Она гордо кивнула.
— В Нью-Йорке берсеркеров больше, чем в любом другом городе в мире, кроме Манилы, там их называют амоками. Но это то же самое. У нас их появляется примерно пятьдесят человек в год.
— Больше, — сказал прохожий. — Наверное, семьдесят или восемьдесят. Но этот был совсем уж вялый...
— Да, времена не те, — сказала старушка. — Вот когда я была ещё маленькой, их так просто было не остановить. Вот это были берсеркеры."
Кажется, мы живём сейчас как раз в те времена, когда будущая старушка из повести Шекли "была маленькой". Новоявленный скандинавский берсеркер положил без малого сотню человек.
Однако появление его, в общем-то, можно было предвидеть. Радикальные мусульмане до недавнего времени немало гордились тем, что только их религия способна порождать террористов-"шахидов", идущих на 100-процентный риск гибели или ареста. Христианам на это было нечего возразить, а некоторые христианские священники даже подчёркивали, что все религии, мол, мирные, безобидные, и никому неведомы взрывники-христиане или террористы-буддисты, и только ислам - единственное исключение.
Монахи-францисканцы после 11/9 сочинили увещевательное послание к исламским радикалам, начинавшееся, в традициях святого Франциска, обращением: "Братья террористы!.."
На все подобные увещевания исламские радикалы отвечали примерно так, как непобедимая английская армия в своё время. Только у англичан речь шла про пулемёты "максим", а тут - про шахидов:
На все ваши вопросы
Даём простой ответ:
У нас шахидов много,
У вас шахидов нет!..
Но это было, разумеется, глубокое заблуждение. И вот мы видим, что ислам - никакое не исключение. Все религии, даже самые безобидные и травоядные, даже те, в которых дорожку перед собой полагается мести метёлочкой, чтобы ненароком не раздавить муравья или букашку, способны порождать "шахидов". Или берсеркеров. Или ещё кого-нибудь в этом роде.
Исламские террористы разбудили спящую пассионарность у потомка викингов, и он проявил себя как вылитый шахид, только христианский. Как писал Николай Гумилёв:
Завтра мы встретимся и узнаем,
Кому быть властителем этих мест;
Им помогает чёрный камень,
Нам - золотой нательный крест.
И впрямь: чем "пояс шахида", начинённый гвоздями и гайками, хуже, чем разрывные пули? И не стоит удивляться, если 11/9, а может быть, 9/11 какого-нибудь года самолёты, захваченные христианскими берсеркерами, "вооружёнными ножами для резки картона", взлетят и возьмут свой курс куда-нибудь в сторону Мекки или Медины.
Политики спорят: кто же по большому счёту прав в разгорающейся борьбе - те или эти? Или какая-то третья, неведомая сторона?
Автор этих строк мог бы посочувствовать разве что "красным шахидам", вроде Ивана Каляева, Егора Сазонова и Марии Спиридоновой - но их пока на политическом горизонте не видно. Однако история показывает, что в конечном счёте прав оказывается тот, у кого больше шахидов.

Комментариев нет:

Отправить комментарий