понедельник, 2 мая 2011 г.

ПОЛИТЗОНЫ ВОЗВРАЩАЮТСЯ

Павел Люзаков

Президент Медведев внёс в Госдуму законопроект, согласно которому фактически создаются политические тюрьмы и колонии. Дело в том, что согласно существующему законодательству, осужденные должны отбывать срок в пределах того субъекта федерации, в котором проживали до ареста или были осуждены. И только лица, осужденные за ряд особо опасных преступлений, в том числе террористической направленности, согласно части 4 статьи 73 Уголовно-исполнительного кодекса РФ могли быть направлены куда угодно, по решению ГУФСИН, как правило, в отдалённые северные колонии и тюрьмы.

Но это по закону. А фактически всё и всегда решало тюремное начальство. В статье 73 УИК РФ для того существовала специальная оговорка: «При отсутствии в субъекте РФ по месту жительства исправительного учреждения соответствующего вида или невозможности размещения осужденных в имеющихся исправительных учреждениях осужденные направляются по согласованию с соответствующими вышестоящими органами управления… в исправительные учреждения, расположенные на территории другого субъекта РФ».

То есть если в отношении зэка имеется особое пожелание карательных органов «сослать куда подальше», то тюремщики уже вполне конкретно решают, куда следует этапировать такого заключенного, чтобы более эффективно сломать его, или вообще уничтожить. Не секрет, что у нас есть спецтюрьмы и спецзоны с абсолютно невыносимым, фактически пыточным режимом содержания. Это все  колонии для осужденных на пожизненное лишение свободы – Соль-Илецкий «Чёрный дельфин», «Остров огненный» Вологодской области, Ивдельский «Черный беркут» Свердловской области, «Белый лебедь» в Соликамске, «Полярная сова» - в посёлке Харп (о последнем говорят: прочитай слово Харп наоборот и всё станет ясно). Самый жёсткий режим в «Черном дельфине», а самый «мягкий» - на острове «Огненном», но и там избивают практически ежедневно.

Также имеются «красные» зоны, режим и условия содержания в которых специально рассчитан на унижения человеческого достоинства осужденных, уничтожения их как личностей, доведения до суицида или серьёзной деформации психики. Массовые попытки самоубийств или отчаянные бунты в таких колониях всё чаще становятся достоянием гласности.

И вот согласно новому медведевскому законопроекту к террористам и участникам незаконных вооруженных формирований, которых можно отправлять в самые беспредельные зоны за полярный круг, добавят также осужденных за экстремизм и организацию экстремистских группировок.

То есть количество политзаключенных, противников чекистского режима, переросло, наконец, в качество – власть признала их настолько значимой  силой, что стала бояться их даже за решёткой. Поэтому и принято решение собрать их всех вместе в специальных лагерях, скорее всего на Крайнем Севере, где они будут максимально изолированы от остальной массы заключенных и не смогут на эту массу повлиять.

Власть действительно боится политических, даже когда на всю зону один-единственный политзэк, это постоянная головная боль для начальства и кураторов от ФСБ, а уж когда их несколько… Теперь вот с подачи ФСБ решено всех политических изолировать отдельно и, по всей видимости, создать для них такой же невыносимый пыточный режим.

В своё время советская власть тоже по-разному относилась к своим политзаключённым. Сначала, когда это были вполне сознательные её враги, их сажали отдельно, в так называемые политизоляторы. Затем, когда с середины тридцатых годов политическими становились уже по спискам – миллионами, власть стала сажать всех вместе, в одни лагеря, на одну пайку, и отправлять в качестве расходного материала на «стройки коммунизма» - устилать своими костями фундамент этих строек.

А потом, с принятием нового УК в 1960 году, враги советской власти снова стали отдельной категорией заключенных. Осужденные по статьям 64-73 («Измена Родине», «шпионаж», «антисоветская пропаганда» и прочие) стали именоваться особо опасными государственными преступниками, сразу отправлялись на строгий режим и содержались отдельно практически везде, даже на этапах и пересылках. И в зоны шли отдельные – политические.

И вот теперь, сделав полный круг, мы возвращаемся в поздние советские времена. Когда власть уже трещит по швам, счёт политическим делам уже идет на тысячи, если считать и тех, кто сражается с оружием в руках, тюрьмы и зоны бунтуют или на грани бунта, а сажать туда ещё и политзэков чекистам просто страшно. Вот они и придумали отправить всех недовольных режимом в царство вечной мерзлоты, с глаз долой…

Видимо надеются, таким образом, ещё хоть чуть-чуть продержаться.

Комментариев нет:

Отправить комментарий