понедельник, 24 марта 2014 г.

"Моя юрта у краю?" Камерный митинг 20 марта как новая просветительская форма



Надежда Низовкина


Митинг меньшинства требует особых выразительных средств. Малое количество сторонников делает ненужными крупные по размеру агитматериалы, подобно тому как в камерном театре не строят огромных декораций. Меньшинству всегда найдётся место на пятачке площади, чтобы вблизи разглядеть неоднозначные ассоциативные изображения.
Визуальная поэзия - это условные графические изображения, происходящие из созвучия звуков. "КапитАляция" - сочетание двух слов рождает человечка с долларом вместо белого флага. В схематической картинке важны только детали, передающие смысл в игре слов и звуков. Человечку необязательно иметь лицо, достаточно двух палочек-ножек, преклоняющих колени. А у горы трупов под стенами крепости - вообще не обязательны ножки и ручки - только кружочки на палочках, как рассыпанные детские чупа-чупсы.

Достаточно придать буквальный смысл слову "у-крайна", как естественно рождается рифмованная цепочка "хата с краю" - "юрта с краю". Из этой условной юрты высовывается столь же условный человечек, в облике которого имеются только две подробности - узкие бурятские глаза и рука, которой он чешет затылок. А из условного танка высовывается двойник этого человечка, но без узких глаз, однако с другой подробностью - военной каской.

"Сквозь тюьму народов" - созвучие "тьмы" и "тюрьмы", неоднозначный свистящий звук. Напротив человечка с бурятскими глазами человечек с хохляцкими усами. Безобидная двуглавая курица с двумя игрушечными танками скорее напоминает не имперский герб, а мультяшного ганкстера. Условная решётка, условная колючая проволока - и всё, поскольку здесь нет художества, рисунок - всего лишь схема к созвучию слов и смыслов.

"Предлоговойны" - тоже лишь иллюстрация взаимного перетекания трёх слов: "предлог", "логово", "война". Танк, замерший над пропастью, остаётся абсолютно условным, но у него появляется одна характерная особенность - смятые, как бы споткнувшиеся колёсики. Он словно отшатнулся от логова войны, хотя у него есть предлог к этой войне и он не собирается поворачивать назад.

И наконец "VIPступление" - соединение слов "VIP-персона" и "выступление", причём в слове "VIP" графически видится "TV". Это уже не война, это мы с вами - жертвы пропаганды, мирные телезрители. У выступающего нет головы, зато есть костюм с галстуком, а на плечах горшок, из которого льётся потоп массовой информации. А тонущие человечки, непропорционально маленькие в сравнении с выступающим, скорее похожи на муравьёв. Жертвы информационной войны появляются раньше, чем реальные трупы.

Жанр визуальной поэзии, на стыке литературы и графики, не был специально создан для маленьких оппозиционных митингов. Но он идеально подходит для них и был использован на нашем митинге на тему украинской войны и бурятского языка. А чем ещё можно бороться против реальных танков, в нашу эпоху грубой однозначности и безжалостной плакатности? Я буду и впредь использовать свои работы для просвещения улиц.
Внехудожественные подробности митинга в статье Татьяны Стецуры http://ta-stetsura.livejournal.com/1717.html
Графика в блоге:

Комментариев нет:

Отправить комментарий