вторник, 29 апреля 2014 г.

ВИНТОВКА РОЖДАЕТ ВЛАСТЬ, ИЛИ К ГОДОВЩИНЕ ПАДЕНИЯ УКРАИНСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ



Александр Артёмов

Сейчас от либералов и т. н. "левых" сторонников Евромайдана нередко можно услышать, что Донецкая Народная Республика – это, мол, чистый фейк, созданный на российских оккупационных штыках. Не будем даже подробно обсуждать тот факт, что украинских "силовиков" на Востоке Украины во сто или тысячу раз больше, чем предполагаемых и неуловимых "зелёных человечков". (А в Харькове из шести с половиной десятков арестованных в здании ОГА не нашлось ни одного российского гражданина). Почему же тогда в Донбассе и Луганске побеждают сторонники ДНР, а не Единой и Неделимой Украинской державы? Уж не потому ли, что их поддерживает местное население?

Лучше вспомним годовщину событий апреля 1918 года – а именно падения Украинской Народной Республики. Тем, кто упрекает нынешние Народные Республики в опоре на "иностранцев" и считает их поэтому "ненастоящими", не худо бы вспомнить, как рождалась дорогая сердцу украинских националистов Украинская Народная Республика.

В начале 1918 года в Киеве, как и в других частях бывшей Российской империи, прошло "триумфальное шествие Советской власти". К власти пришли большевики и их союзники (левые эсеры). Умеренным социалистам-националистам из киевской Центральной рады (отметим, что это был самопровозглашённый, а не выборный парламент – народом Рада никогда не избиралась) пришлось уносить ноги прочь. Но унесли они их недалеко – только до ставки командования германских войск в Брест-Литовске. Там 27 января (9 февраля) 1918 года представители Центральной рады подписали сепаратный мирный договор с Германией и Австро-Венгрией, на основании которого Украина была оккупирована австро-германскими войсками. Или, как формулировали сторонники Рады, "германская армия, по просьбе представителей дружественного украинского народа, идёт освобождать Украину из-под власти большевиков".

И – пришла. Депутат Рады А. А. Гольденвейзер вспоминал: "Немцы с первого дня не скрывали, зачем они пришли. По мирному договору с Украиной, они должны были получить от нас миллионы пудов хлеба. Для обеспечения этой поставки им и нужно было "Ordnung schaffen" (навести порядок) на Украине... Формально в Киеве и во всей Украине с 1 марта 1918 года (когда были изгнаны большевики) была восстановлена верховная власть Украинской центральной рады. В Киев возвратился и украинский парламент, со своим президентом М. С. Грушевским, и кабинет министров, который возглавлялся Голубовичем. Но по существу эта возрождённая самостийно-украинская государственность производила в эти месяцы довольно жалкое впечатление. Чувствовалось её полное бессилие рядом с опекавшей её германской военщиной... Председателем (или, как его называли по-украински, головой) Центральной рады был Михаил Сергеевич Грушевский. Он был, действительно, главой и ментором всего сборища депутатов. Он стоял неизмеримо выше их по своему образованию, европейскому такту и умению руководить заседаниями. Отношение членов рады к Грушевскому было чрезвычайно почтительное; его называли "профессором", "батькой" и даже "дедом". Он и по возрасту годился в деды большинству депутатов. Низкорослый, подвижный, с большой седой бородой, в очках, с блестящим взглядом из-под нависших густых ресниц, он напоминал на своём председательском кресле сказочного деда-Черномора..."

А вот что писал другой очевидец событий (отнюдь не с красной стороны) журналист С. Сумский: "Гайдамаки хватали на улицах евреев, уводили их с собой в Михайловский монастырь и там убивали. Газеты пестрели траурными объявлениями, кончавшимися стереотипной фразой: "зверски убит в Михайловском монастыре"." Впрочем, довольно скоро немцы положили этой погромной вольнице конец, и запретили самосуды над евреями. С. Сумский: "В Педагогическом музее заседала рада, произносились речи, вотировались законопроекты, выражалось доверие правительству, а немцы методически делали своё дело - медленно подбирали к своим рукам всю власть... Немцы печатали и расклеивали по улицам свои приказы, и к этим приказам относились с большим вниманием и уважением, чем к законам рады... И прошло каких-нибудь два месяца со дня прихода немцев, и власть рады полетела, исчезла, не оказав в своём падении даже самого ничтожного сопротивления".

Немцы расклеили по городу свой очередной приказ – фактически о восстановлении помещичьего землевладения. Правительство Рады попыталось протестовать: сначала гневно, потом слёзно упрашивая германское командование "не идти на поводу у реакционно-помещичьих кругов". И – всё закончилось трагикомической сценой – в зал Педагогического музея, где заседала Рада, вошёл отряд немецких солдат с командиром во главе, который на чистейшем русском языке отдал команду депутатам: "Руки вверх!". Перепуганные до полусмерти министры и "парламентарии" УНР дружно подняли руки вверх. А. А. Гольденвейзер: "Солдаты взяли ружья на прицел. Все присутствующие встали с места и подняли руки... [Министр] Порш (как будто в знак своей немецкой лойяльности) высоко поднял руку с номером "Neue Freie Presse"; в другой, также поднятой руке, он держал свой паспорт. Грушевский, смертельно бледный, оставался сидеть на своём председательском месте и единственный во всей зале рук не поднял. Он по-украински говорил что-то немецкому фельдфебелю о неприкосновенности прав "парламента", но тот еле его слушал".

Это было 28 апреля 1918 года. А через день, в ночь с 29 на 30 апреля, при поддержке немцев Украинская Народная Республика была полностью ликвидирована и взамен неё создана "Украинская Держава" во главе с наследственным правителем – гетманом Скоропадским. Но это уже совсем другая история...

Однако современные украинские националисты именно от той Украинской Народной Республики и Рады, сначала усевшейся "править" в Киеве на немецких оккупационных штыках, а затем беспомощно стоявшей перед ними с поднятыми вверх руками, ведут свою гордую родословную. Портреты Грушевского, "первого президента Украины", после 1992 года имелись на украинских банкнотах, марках, монетах... Здание Рады – то самое, где парламент УПР в полном составе выполнял по команде приглашённых им самим немцев гимнастическое упражнение "руки вверх!" – тоже изображалось на бумажных деньгах и является одним из символов украинской самостийности. Та самая улица в Киеве, на которой шли бои во время Евромайдана, носит имя Грушевского. Кстати, Грушевский и в СССР не слишком бедствовал – экс-президент УНР скончался в Кисловодске в 1934 году, будучи членом Академии наук СССР. Но до 1992 года улиц его именем в Киеве всё-таки не называли.

Чему учит нас этот исторический эпизод 95-летней давности? Во-первых, тому, что, мягко говоря, смешны претензии к Донецкой и другим Народным Республикам Юго-Востока в том, что они носят "фейковый" и "ненастоящий" характер. Потому что стократ более "фейковую" и зачатую оккупационными штыками "серых человечков" в кайзеровских шлемах Украинскую Народную республику эти "обличители" фейковой отнюдь не считают, и более того, свято почитают. Во-вторых, история УНР может служить неплохой иллюстрацией к известному афоризму Мао Цзэдуна о том, что "винтовка рождает власть". У отцов-основателей УНР были весьма обширные маниловские прожекты социальных реформ – но реальный обладатель кайзеровской винтовки, на которого они решили опереться, рассудил по-своему. Может ли это быть уроком для нынешних Народных Республик Юго-Востока? Пожалуй, что может. Многие их сторонники искренне хотели бы прихода российских войск. Что ж, в этом случае русскоязычное население Юго-Востока сможет не опасаться украинизации, насаждения украинского языка в школах, вывесках магазинов и кинотеатрах – это да. Но надо трезво понимать, что на всех проектах социальных преобразований, которые были провозглашены в декларациях о создании Народных Республик, тогда можно будет поставить крест. Они обратятся в такую же маниловщину, которой тешили себя руководители УНР 95 лет тому назад. Российская олигархическая власть в социальных переменах столь же мало заинтересована, как и украинская олигархическая власть. Зачем ей нужен "дурной пример" для собственного населения? И, понятное дело, что российские законы существования каких-то там "Народных Республик" не предусматривают. Скажем, каких социальных перемен можно теперь ожидать в Крыму? Да никаких. Ну, возможно, у фашиствующих укроолигархов типа Коломойского мягко, по-рейдерски "отожмут" их бизнес, – но только для того, чтобы передать его своим, доверенным, "патриотическим" олигархам. Много ли в том радости? А рассчитывать на социальные перемены на Юго-Востоке можно лишь в том случае, если винтовки и другое оружие, "рождающее власть", будут крепко держать в руках сами граждане независимых Народных Республик (или их Федерации), а не пришедшие туда войска. Но даже и в этом случае за социальные перемены придётся ещё крепко побороться...

Комментариев нет:

Отправить комментарий