вторник, 5 марта 2013 г.

ТОПОР ИСТОРИИ НА ВЕСАХ ВСЁ ТОЙ ЖЕ ФЕМИДЫ



Александр АРТЁМОВ

Московский городской суд определил дальнейшую судьбу 37-летнего Андрея Бородина, в апреле прошлого года напавшего с топором на судью Таганского суда г. Москвы Елену Иванову. Бородин требовал освободить участниц панк-группы Pussy Riot, которым судья Иванова продлила срок ареста. Теперь Мосгорсуд признал Бородина невменяемым и направил на принудительное лечение в спецпсихбольницу тюремного типа.

Такое лечение или "лечение", исходя из сложившейся отечественной практики, временем никак не ограничено, и может продолжаться и 2 года, и 20 лет, и всю оставшуюся жизнь подсудимого. Бородин обвинялся по статье 295 УК РФ, предусматривающей наказание вплоть до пожизненного заключения ("Посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие"). "Я жалею о том, что не смог убить судью Иванову, - заявил он после своего ареста. - Судья Иванова бросает в тюрьму невиновных людей, продляет им сроки ареста". По его мнению, власть в России, включая и судебную систему, "захватили захватчики".

Примечательно, что адвокаты Pussy Riot поспешили отмежеваться от Бородина или даже потребовали для него "жёсткого наказания". Судя по всему, это человек совсем иной закваски, нежели участники белоленточной тусовки, действующие пусть на пределе, но всё-таки в рамках разрешённого (надо напомнить, что участницы Pussy Riot, как они сами признавались, вовсе не ожидали реального срока заключения). Бородин же заведомо действовал за рамками разрешённого, напоминая этим скорее боевиков Савинкова, нежели мирных либералов.

Автор этих строк уже писал об этом деле, позволю себе привести цитату из своей тогдашней статьи: "В сущности, что сделал Бородин? Он расчехлил и вытащил на свет божий старинное орудие - тот самый Топор, к которому ещё полтора столетия назад звал Русь Николай Гаврилович Чернышевский. Сколь ни мало политкорректно избранное Бородиным орудие "реформирования судебной системы", но нет сомнений, что в народе его поступок вызовет и уже вызвал живую волну сочувствия. В рядах "общественности" - отношение иное, тут скорее преобладает осуждение... А ведь будь иначе - то, чем чёрт не шутит, уголовный процесс с участием присяжных мог бы закончиться и по "прецеденту Засулич". Тем более, что защищать Бородина гораздо легче, чем Засулич, - ведь никакого физического вреда судье Ивановой он не причинил (в отличие от террористки, реально и серьёзно ранившей генерал-губернатора)...

Поступок Бородина, каким бы экстравагантным он на первый взгляд ни казался, с исторической точки зрения был неизбежен. История свидетельствует, что если мирные формы протеста не приносят плодов, заканчиваются громким пшиком, - то в качестве главного орудия преобразования общества непременно возникает Топор".

Статья была озаглавлена "Топор истории на весах Фемиды". Теперь можно сказать: контрольное взвешивание этого Топора произведено, и Мосгорсуд огласил нам его результаты. "Мене, текел, фарес!" Весы отечественной Фемиды просто не выдержали тяжести этого инструмента и беспомощно рухнули под ним. А ведь сам факт нападения на судью был неоспорим! Но даже с учётом выработанного нашей юстицией метода "оперативного сопровождения суда присяжных", власти, очевидно, побоялись повторения "прецедента Засулич". Шанс на это был совсем невелик, но не равен нулю. И Мосгорсуд (или иные высокие государственные мужи, решавшие участь Бородина) благоразумно предпочли застраховаться на все 100%. Потому что его оправдание выглядело бы слишком звонкой и опасной революционной пощечиной всему карточному домику под названием "российский государственный строй".

Кстати, не следует думать, что в царские времена власти особенно любили передавать политические дела суду присяжных. Многие так ошибочно полагают, поминая прецедент Засулич. Но обыкновенно - что в эпоху Александра II "Освободителя", что в эпоху столыпинских военно-полевых галстуков - участь "смутьянов и крамольников" решалась безо всяких присяжных. Часто - даже и без адвокатов. Исключения единичны. Например, присяжные судили вождя знаменитой "Народной расправы" Сергея Нечаева. Да и то, очевидно, только потому, что российские власти пообещали правительству Швейцарии, выдавшему им бунтовщика, что его будут судить не как политика, а как обыкновенного убийцу. Но и в этом случае при каждой попытке Нечаева сказать хоть слово в свою защиту его вытаскивали из зала суда в коридор и били по голове почти до потери сознания - якобы за "повышенный голос" (так это объяснено в судебном протоколе). Не исключено, что во многом именно благодаря такому блестящему методу "оперативного сопровождения суда присяжных" вердикт оказался обвинительным.

Ну, а в деле Засулич царские власти, похоже, безмерно расхрабрились и отважились передать присяжным дело, как им казалось, с неопровержимыми обвинительными уликами. И - с треском его проиграли... После этого все громкие политические дела шли уже помимо присяжных, которым власть перестала доверять.

В современной России тоже было не одно, а сразу несколько громких оправданий по "террористическим" делам, среди которых самые известные оправдательные вердикты - по делу о покушении на Чубайса. Как известно, Владимир Квачков отрицал своё участие в покушении, но при этом стойко повторял: "Уничтожение Чубайса для меня не является преступлением". Оправдательный вердикт присяжных (точнее, их было даже два) породил целый букет характерных анекдотов, в том числе: "Власть поменяла три коллегии присяжных, но так и не нашла в России 12 человек, которые сочли бы убийство Чубайса преступлением".

В деле же Андрея Бородина власти, как мы видим, капитулировали без боя, как фиговым листком, стыдливо прикрывшись заключением судмедэкспертизы. Метод испытанный. Точно так же в 1991 году признали "безумцем" ленинградского рабочего Александра Шмонова, на демонстрации 7 ноября 1990 года стрелявшего в Михаила Горбачёва. (Сейчас Шмонов давно уже на свободе, однако судьба Бородина может сложиться совсем иначе). Но вот вопрос на засыпку: если Шмонов был такой уж безумец, то почему и тогда, и особенно позднее множество людей с одобрением и сочувствием оценивали его поступок? Что - они все тоже психически больны? Ой ли...

Хотя, конечно, власть не может себе позволить роскошь выносить на суд присяжных, то есть суд простого народа, вопрос: стоит или не стоит пристрелить того или иного негодного чиновника? Ведь эдак её всю быстро перестреляют, притом на абсолютно законных основаниях.

Но много ли дала власть имущим сто лет назад усердная работа "столыпинских галстуков" - без присяжных и адвокатов? Ведь историю так просто не остановишь, как говорил Георгий Димитров, "колесо истории вертится, движется вперёд!". И вместо террора индивидуального правящая "элита" схлопотала на свою голову террор массовый. Когда "бывших" - великих князей, министров, жандармов и прочих - отстреливали уже просто по спискам, и по примеру, который подали они сами - безо всяких там телячьих нежностей, вроде присяжных заседателей и присяжных поверенных...

Комментариев нет:

Отправить комментарий