пятница, 31 января 2014 г.

КРОНШТАДТ-1921 ПОБЕДИЛ В ОКТЯБРЕ-1993



Александр АРТЁМОВ

В январе с. г. исполнилось 20 лет со времени подписания Борисом Ельциным указа о полной реабилитации участников Кронштадтского восстания 1921 года. Вновь открыть эту страницу истории заставляет, между прочим, и нынешний киевский майдан, на котором тоже вспоминали Кронштадт. Там красовался вывешенный некими "правыми анархистами" большой плакат, на котором "революция" (кронштадтские матросы) противопоставлялась "контрреволюции" (Ульянову-Ленину и его соратникам, нарисованным рядом с какими-то мрачными фигурами в белых ку-клукс-клановских балахонах).

Что ж, давайте разбираться. Начнём с того, что восставшие кронштадтцы в 1921 году называли своё движение "третьей революцией" - после Февраля и Октября 1917 года. По их мысли, Кронштадт продолжал и развивал дело Февраля и Октября.

Бывший участник кронштадтского восстания матрос Иван Ермолаев, доживший до ельцинской реабилитации, в 1989 году опубликовал в журнале "Дружба народов" свои мемуары о Кронштадте, озаглавленные "Власть Советам!..", и стихи:

Осталось нас совсем немного.
Чья юность, вольностью горя.
Пошла нехоженой дорогой.
Внимая зову Октября.
Нас время мало изменило,
И жаль, что пагубная хмурь
Так неожиданно затмила
Пред нами ясную лазурь.

Как видим, и спустя почти 70 лет бывший матрос-кронштадтец упрямо продолжал считать восстание 1921 года продолжением Октября. Немножко странно с этой точки зрения, что ельцинский режим, отвергнувший и осудивший и Октябрь, а потом, после некоторых раздумий, и Февраль 1917 года, почему-то решил реабилитировать "третью революцию", которая якобы развивала и углубляла дело первых двух. Но тогда напрашиваются простейшие вопросы.

Был ли Кронштадт-1921 революцией или контрреволюцией?

Был ли октябрь-1993 революцией или контрреволюцией?

Ну и, заодно уж, раз на "евромайдане" нынче вспоминали Кронштадт: является ли майдан-2014 революцией или контрреволюцией?

По второму вопросу ответ очевиден, сейчас разве что только самые упёртые либералы из числа "октябристов"-1993 продолжают настаивать на "революционности" и "прогрессивности" того переворота, упрямо не желая замечать, что нелюбимый ими путинский режим вылупился из жерла октябрьской танковой пушки-93, стрелявшей по Дому Советов.

По третьему вопросу - о майдане - тоже постепенно наступает желанная ясность. Либералы, конечно, продолжают с восторгом поддерживать своих новообретённых союзников-нацистов, майданациков, так сказать (как в 1993-м те же либералы поддерживали своих тогдашних союзников - будущих путинских силовиков). Ну, а среди тех российских умеренно-левых, которые тоже поддержали поначалу "евромайдан", чем дальше, тем больше воцаряются сконфуженное молчание и растерянность, по мере того, как из пробитого "евроокна" просовывается, как в гоголевской сказке, наглая нацистская свиная харя.

Почему же участники киевского майдана, тон которому теперь задают откровенные нацисты из "SS-вободы", вдруг почувствовали симпатию к кронштадтским морякам из далёкого 1921-го? Ведь красные флаги они на дух не переносят, памятник вождю Октября с восторгом разбили на куски (кронштадтцы-1921 к Ленину, несмотря ни на что, сохраняли внешнее уважение), пришедших на майдан левых профсоюзников прогнали и избили, да так, что те угодили в больницу - почему же?

Ларчик, как говорится, открывается просто: всё дело в том, что сам Кронштадт вовсе не был продолжением ни Октября, ни Февраля, наоборот, он зачёркивал, отменял большинство достижений этих революций. Хотя по внешней форме и называл себя "революцией". Но если бы он и по сути был революцией, почему тогда, спрашивается, вся белая эмиграция, от кадетов до монархистов, восприняла этот мятеж на-ура? Или они тоже подались в революционеры?

Белый контр-адмирал В. К. Пилкин описывал в своём послании генералу Юденичу, как в восставший Кронштадт ездила делегация белогвардейских офицеров: "Они рассказывают, что их встречали со слезами. Многие говорили не стесняясь, при всех, что глубоко раскаиваются о содеянном. Председатель Рев. Комитета Петриченко (писарь с "Петропавловска") всё время старался дать понять приехавшей в Кронштадт из Гельсингфорса делегации, чтобы не обращали большого внимания на пункты Кронштадтской декларации, якобы наспех составленной и переделывать которую теперь будто бы не время... Но, конечно, эта болезнь слов доказывает, что не очень, значит, ещё приспичило. Вот, когда Царя будут требовать, тогда будет ясно, что дальше жить в Совдепии действительно невозможно... Я не могу не жалеть о падении Кронштадта, т.к. наше офицерство должно было волей-неволей принять участие в восстании и, конечно, окончательно перебито."
"Наспех составленная" декларация, чтобы было понятно, это та самая, которая провозглашала Кронштадт "третьей революцией". Впрочем, такое часто бывает в истории: контрреволюция маскирует себя под революцию. Например, "революциями" называли себя и перестройка 25-летней давности, и "марш на Рим" Муссолини 1922 года, и даже гитлеровский переворот 1933-го. Но в реальности все эти перевороты либо обозначали переход от революционного этапа к реакционному (В. И. Ульянов назвал Кронштадт "термидором"), либо переход от одного реакционного этапа к следующему, ещё более реакционному (как во Франции - после реакционного термидора последовал ещё более реакционный брюмер, а потом ещё более реакционная Реставрация).

Точно так же только на первый взгляд может показаться странным, что спустя сто дней после расстрела Белого дома Ельцин вдруг озаботился реабилитацией участников восстания, произошедшего за 70 с лишним лет до того. С логической точки зрения - нонсенс, подавив одно восстание, реабилитировать участников другого. С политической же и классовой точек зрения - всё совершенно логично. Октябрь 1993-го доделал то, что не слишком удачно начал Кронштадт: процесс контрреволюции.

Кстати, ещё более примечательна судьба другого участника восстания 1921 года - Василия Бусыгина, также в годы перестройки заявившего о себе - снявшегося в документальном фильме "Я из Кронштадта". Он в 1938 году отправился в НКВД со следующим предложением: если те, кто штурмовал крепость, всякие Тухачевские и Дыбенки, оказались врагами народа, как и сам глава Красной армии Троцкий, то не настала ли пора реабилитировать пострадавших от этих лютых ворогов невинных моряков-кронштадтцев? Но на Лубянке тогда от него отмахнулись: не до вас, мол, товарищ!..

Пора полностью реабилитировать кронштадтцев настала только тогда, когда наследие Февраля и Октября 1917 года, включая даже такие общедемократические завоевания, как отделение церкви от государства и школы, национализация церковного имущества, республиканский характер государства, и т.д., оказалось либо отринуто, либо поставлено под угрозу. Вот тогда-то Ельцин и подписал свой указ...

Как это ни забавно, но в святцах современной постсоветской "элиты" - что российской, что украинской - из которых давным-давно вычеркнуты и Октябрь, и Февраль, до сих пор значится т. н. "третья революция" - Кронштадт. Можно сказать, что уже 20 лет, с момента реабилитации кронштадтцев, мы живём в стране победившего кронштадтского мятежа.
И теперь каждый сам может судить, нравится ему это или нет...

Комментариев нет:

Отправить комментарий